?

Log in

Mar. 5th, 2015

Бог ты мой! Зайдёшь вот так ненароком раз в год (или уже больше?), а тут СТОЛЬКО событий!
А у нас всё тихо, размеренно, почти спокойно и полностью счастливо. И поделиться-то с людьми нечем!

из жизни нормальных

Оригинал взят у daana в из жизни нормальных
Вечер. Холодное, но все же лето. Традиционный магазин возле дома.

Рядом с кассой отирается юноша, уже хорошо датый, но только что открывший новую бутылку пива. Вид у юноши простой, нехипстерский, речь невнятная, настроение хорошее.

- Давай я на тебе женюсь, - объясняет он молоденькой кассирше. - Ты симпатичная. Готовить умеешь?
- Отойдите, - монотонно повторяет кассирша, попискивая сканером над продуктами. - Отойдите, гражданин, я работаю.
- А я жениться хочу, - настаивает юноша, - мне и мать говорит: женись! А ты мне понравилась. Че такого-то?
Диалог повторяется раза три практически без изменений, как это обычно и бывает с пьяными общительными людьми. Сканер пищит, кассирша нервничает, но самообладания не теряет.
От соседней кассы, отвлекаясь от болтовни со второй, более взрослой кассиршей, по совместительству его женой, поворачивается владелец магазина, иногда исполняющий функции охранника. Его зовут Донат, но на пончик он не похож; он высокий, плечистый и, в общем, ничо такой.

- Слышь, - лениво говорит Донат настойчивому жениху, - давай лучше я на тебе женюсь.
- Че это?.. - не понимает юноша.
- Ты мне понравился, - говорит Донат так же лениво. - Ты симпатичный. Что такого-то?

Вообще это был, наверное, первый раз в жизни, когда я увидела, как человек мгновенно впадает в предельную, лишающую здравомыслия панику без всякой внешней причины.

- Тыыы, - говорит юноша, бледнея, отступая и загораживаясь бутылкой пива. - Ты что?!.. Ты что, ебнулся?! Ты что?!
Он, кажется, даже трезвеет.
- А я жениться хочу, - дружелюбно говорит Донат, делая шаг к нему от кассы. - Ты готовить умеешь?
- А мнэ... я... эээ, - говорит уже почти трезвый жених, и вдруг отчетливым, ясным голосом сообщает: - Это ненормально! Она мне понравилась - нормально! А я тебе - ненормально!
- Да ладно тебе, - успокаивающе говорит Донат, - ученые доказали, что все нормально.
И делает еще шаг.
Жених пятится, пятится - и вдруг боком, на всякий случай не поворачиваясь спиной, выбегает из магазина.

Обе кассирши смеются, ухмыляется довольный Донат, посмеиваюсь я.
Еще одна покупательница, пожилая женщина, вдруг разворачивается к Донату и тоном комсомольского секретаря говорит:
- Молодой человек! И вам что, совсем не стыдно таким быть?..
Донат успевает непонимающе переглянуться с кассиршами, и по ним видно, что они все думают, будто их укоряют за издевательства над пьяным.
Но покупательница добавляет:
- Это ведь и правда ненормально!..

Бесконечная история

Оригинал взят у lilidoll141 в Бесконечная история
Она захлебывается слезами и орет в трубку:
- Оккупанты чертовы! имперские убийцы, захватчики! Ненавижу вас!

По опыту знаю: пока не прокричится, всё бесполезно. Молчу - жду - еще люблю ее, не могу просто бросить трубку.
Вот. Умолкла.

- Чего звонишь-то? Мешок гадостей вывалить?
- Я же говорила тебе, он патриот! Он любит свою страну! Я пре-ду-пре-жда-ла!!!
- О чём?
- Его забирают в армию! Его убьют! У меня нет денег на экипировку, на этот чертов бронежилет, на каску! Его же убьют, боже мой, что я буду делать?! ваши наемники всех убивают, у них "грады"! у них ракеты! минометы! бомбардировщики! снайперы! А наших мальчиков просто кладут одного за другим - и он хочет погибнуть за свою страну, за свободу!
- Что ты несешь, какие наемники, какие "грады". Вы с такими же украинцами воюете, с Донбасса.
- Не ври! Я знаю, у вас мобилизация! Может, твой моего убьёт! Вы, с вашим божком Путиным, такие же оккупанты с имперским мышлением - небось, запросто убьет!
- Мой дома. У нас ничего не происходит. Только беженцы...
- Тогда сыновья! Убьют моего!
- Они тоже дома, никто их не призывал... Слушай, зачем твоему в армию, так хочется нагнуть донецких? Может, вам уехать?
- Мы не нагибаем, это вы! Вы захватчики, вы оттяпали треть страны! Он - патриот... Он не с украинцами воевать идет, а с вашей зомбированной Россией! Мы все равно победим, мы, ваш режим только выглядит страшно, а настоящей силы нет, у вас все пьют и вообще! Он - патриот!..

Она уже не могла говорить, только тоненько выла и всхлипывала в трубку.
Мне было ее жаль. Но помочь... чем тут поможешь, свой мозг не вставишь, а слов она не слышала.
- Не плачь. Может, его еще и не убьют. Или вообще не заберут... не плачь. Так чего звонишь-то, все-таки?
- У меня нет денег. Пришли, а? Я ему хоть броник куплю.

И вот тут я выпала в осадок.
Я, оккупантка с имперским мышлением, должна дать денег на то, чтобы она купила броник своему мужу, который идёт воевать с Россией. И ее в этой ситуации не смущало НИ-ЧЕ-ГО.

Я тихо повесила трубку...
Оригинал взят у begle в ПЕСНИ МЕРТВЫХ СЛАВЯН. СБОРКА
ПЕСНИ МЕРТВЫХ СЛАВЯН

ДУНЬ

Командир эскадрона
Товарищ Мурзин
Говорил
Доставая походный И-цзин
Счастлив тот
Кто родился в эпоху измен
Read more...Collapse )
Мы состарились в битвах
Мы отправились в плен
Мы снимали
Бессмысленный
Фильм Перемен
И на флаге врага
Хохотал желтый бык
Уходил в лето воин
Оставался старик

Но товарищ Мурзин
Не сдавался судьбе
Он последнюю карму
Раздал голытьбе
И монетки подбрасывал
Словно купец

На войне есть два смысла
У слова “ конец”
Вот ты жив - вот ты пламя
Вот суд и истец
Желтый бык победил
И закончилось все
Как истошно орет
Командирский осел

И товарищ Мурзин
Говорит
Морща лоб
Этот дикий животный
Пойдет на компот

Наши боги не дремлют
И пришлют вертолет
В вертолете стрелок
У стрелка пулемет
В пулемете патрон
А в патроне игла
И никто никогда
Никогда никогда
Потому что - игра

Здесь телки не дают
Проценты не растут
И только мы
Сама земля
Врастаем в небо тут

КУНЬ. ИСПОЛНЕНИЕ

В степи мы гадаем на стеблях
Так правильно
Так канонично
Близится канонада
И это
Знаешь
Блять
Отлично
Пой
Перекатипольная голь
Хуже праздника смерти
Ожидание праздника смерти
Мы лишь
Мутная канифоль
На смычке альтиста башмета

Этот мертвый оркестр
Виртуозы москвы
Распадется в прах
С первым лучом
Горящего шара
Смотри за руками царя
Вот лента
Вот шарф
Вот царская ласка и шара
Быстрые пальцы
Признаки власти
Двухсотые некуда класть
Угольный кластер
Типа уэльс
Боже, ты как во все это влез

Собери походный рюкзак
Нож
Тонфа
Гюрза
Мелким шрифтом дюма
Война будет долгой
И эльфийское сало
Чтобы хватило
До самой волги
Благослови
Мольфар

Чудище обло
Районно
Поселково
И лаяй
Если встретишь такое
Сразу
В себя
Стреляй
Ты я вижу
Правильный парень
Мозга нет
Каска ООН
Зашитая бровь
В книге сказано
На окраине
Бьются драконы
У них
Синяя и Желтая
Кровь

МИН-И. ПОРАЖЕНИЕ

Он бежит
Он спасается от заката
Закат изменяет
Цвета света
С нежно-белого
На утробно-бордовый
Переносит дату
Его гибели
Он планировал
Жить триста лет
В гробу таких
Планировщиков
Видели
Всем двором
Плакали
Опускали в грунт
Под воздействием страха
Алмаз превратится в корунд
А уголь вернется в печи
Доктор скажет
Ты не врубаешься
В Аушвиц
Мы здесь никого не лечим
Мы поддерживаем
В тонусе рабов
Он видел лица угольных вдов
Где глаза падают
В черный ров
И не выплыть
Хуй
Защег
Корив
И сестра их Выблядь
Основали город Дно
Никогда не смотри
Здесь в окно
Станешь соляным лотом
На аукционе
Это
Брат
Мир в законе
Так-то
Брат
От смешного крика
До фатального стона
Ты бежишь
Спасаешься от заката
Бьющего
С точностью
Реактивного града

Прилетели пчелы
Огневой поддержки
Соловьи поют
Чьей-то пропаганды
Зацвели маки
От
Нью-Чопа
До
Луганды
Он лежит в пшенице
Трупом
Миной
Зайцем
Молится на солнце
Солнце небо режет

ЦЗИН. КОЛОДЕЦ

Колодец был
Ночной клуб
Библиотека
Газета
И святой храм
Они приносили
Свой самогон
И запивали
Черной водой
Четыреста грамм
Мир строился
Вокруг воды
Львы целовали
Своих
Коротконогих
Крашеных
Антилоп
Никто никого
Никогда не убил
Максимум
Пробивали и
Получали в лоб

Когда самодельное
Жестяное ведро
Прохудилось
Мир завершился
Никто спрашивал
Что случилось
В наших местах
Две запретные темы
Война и секс
Вода стала бурой
Цвета аэродромного шила
Потом мутно-белой
Как борода старика
Они говорили домашним
Пока
Взваливали на плечи
Кто
АКС
Кто
ПЗРК
И уходили в воду

Кого приносили
Под вечер
Кого убивало медленно
Как говорится
В течении
Календарного года
Если ты
Этой степью отмечен
Если ты
Ковыльного рода
Ковыляй по жизни
Пока есть жажда
Напьешься
Навсегда
Однажды

Их город канул в колодец
Китеж
Каниж
Канев
Унеся с собой
Под землю-воду
Аутентичных Иванов
И пришлых Иванов
Амен.

ХЭН. ПОСТОЯНСТВО
Бросили все, что мешало бежать
Бросили джип
Автоматы
Чертова рукоять
Пистолета
В почку
Успеть в зеленку до конца света
Переспать с летней ночкой
Командирской дочкой
Кто мы
Откуда
Какой батальон
Восток или Запад
Драпать
Все говорят
Третья сила
Есть первая сила
Умереть красиво
Есть вторая
Бежать подальше
И бессилие
Замереть над кашей
Закурить над кашей
Плакать над кашей
Как говорил человек с бородой
Эта земля была нашей
Стала общей парашей
Короче
Рассыпается строй
Монет не платят
Стебли скурили
Гадаем на пулеметных патронах
Вопрос один
У любой самообороны
Никогда
Отвечает книга
Будь стоек
А не то будет хуже
В небе
Белая птица Мига
Черный овраг
Становится
Все уже

СЯО-ГО. КОНЕЦ

Белая птица
Лупит ракетами
Черная
Выжигает напалмом
Начинается лето
Жара
Зимой кажется
Всего так мало
А летом
Обильно
Черешня
Кровь
Шашлыки жарили
Пиво покупали
В канистру
Черная свекровь
Невестку связала
В хате заперла
Хату подожгла
За край мира сбежала
Мы ошиблись
Ошибку расшарили
Вирус работает быстро
Мы ненавистники
Мы знаем истину
Смерть – вот твое жало
Ад – вот твоя победа
Каждой Божьей твари
Воздастся осколком по сфере
Газ
Антититеррористический князь
Достанет тебя
В любой пещере
Зовут обедать
Борщ со сметаной
Услышь
Боже
Мою литанию
Освети землю
Небесным трассером
Я прошу так мало
И прошу одноразово
Улетает черный
Молниеносный
Улетает белый
Громоподобный
Мир
Приходит бесшумно
Жить по-прежнему сносно
Так говорит наш ротный
А он у нас
Умный

ГЭ. СМЕНА

Вертолет падает
Как стрекоза
У которой
Детишки
Вырвали с мясом
Крылья
Гибнет дюжина
Один доживает
До больничного ужина
Приходит в себя
Молится
Спасибо Господи
Что спас
Из этого гриля
Пусть плен
Пусть измена
Приходит медсестра
Вечерней смены
Приносит кашу
Хрен поймешь
Наша
Или не наша
Хрен поймешь
Дома мы или в логове зверя
Хрен поймешь
Кому
И за какие заслуги
Верить

Тигр слушает
Своих шакалов
Готовится к бою
С полумертвым медведем
Выходит барс
С удивленной мордой
Он готовился к схватке
С волком-вампиром
Эй, мы одной крови
Одного рода
Семейства лежащих на солнце
Зевающих
Ворующих рыбу и мясо
Любящих не любящих мыться
Гордых
Иногда вызывающих радость

Поздно

Он боится спросить
Ковыряет гречку
За окном
Степь до края
Какая-то речка
Вспоминай
Штурман
Свою
Верхнюю карту
Свою честную Лену
И подпольную Раю
Помнишь
В марте
Из ремонта
Пришла
Старушка
Наша вертушка
А с ней часы
А с ними зарплата
Где теперь
В каком медсанбате
Спишут
В какой похоронят
Яме
Медсестра говорит
Автоматчикам
Он у нас
В девятнадцатой
В травме.
А куда его?
Старший шутит
К маме.
К ебаной маме.

ЦЗЯ-ЖЕНЬ

Он закрыл ворота
И сломал ключ в замке
Он просматривал улицу
Сквозь прицел пулемета
Он казнил антенны
И сжег интернет
Он купил впрок
Воду
Воздух
И свет
Он сказал
В моем доме войны нет
И не будет
Будет
Его дети просились в кино
Папа
В центре еще спокойно
Он показывал им через окно
Облака
Белые
Как снега Антарктики

Будто Божии воины
на седых конях

Град накроет
Брат
Твою Гардарику
Города в саванах
Тополиного пуха
Пробивайся к чужим
Уходи за реку
Напрягай остатки
Музыкального слуха
Выбирай из воздуха
Сопрано пули
Альт снаряда
Тенор штурмовика

А река
Почернеет
От линялой формы
Мертвых
Брошенных пацанов
А ты думал
Все будет багровым
От крови
Не волнуйся
Война поедает кровь
За стеной
Из миллиона проклятий
Миллиарда страхов
Триллиона надежд
Нам не спрятать
В пору
Безумной жатвы
Содержимое наших
Не белых одежд

ВЭЙ-ЦЗЫ. ЕЩЕ НЕ КОНЕЦ

На войне есть место
Не только для крови
Место найдется для всех
Идиотов
Молодых идиотов
Любителей камуфляжа
Маньяков
Псиглавцев
Жителей Нижнего Мира
Снайперов
Некромантов
Мошенников
Насильственно призванных
Влюбившихся в медсестру
Полугнилых
Военнообязанных
Вурдалаков
Боксеров
Иуд
Добровольцев
Насильственно призванных добровольцев
Включенных в классификацию
Наемников
Мертвых, сидящих в сгоревшем танке
Бабочке посреди минного поля
Случайных попутчиков
Автоматчиков
Смерти
Операторов телеканалов
Миссии ОБСЕ
Мятному воздуху
Июньской степи

Бог весь май
Разбрасывал гром
Чтобы мы не боялись взрывов
Юный лис
Ровно сидит на хвосте
Умывается лапой
Не допускает срывов
Война надоедает
Выходит из тренда
Приедается
Всем
Кроме вдов
Вечер снова суров
Соткан из серых молний
И медленных слов.

СЮЙ. ОЖИДАНИЕ

Наслушавшись музыки
Небесных сфер
Гражданин империи Р
Переходит великую реку
Границы
Которой нет
Получает оружие
Которое есть
И документы
Республики Д
Или, скажем, Л
Которых
В принципе
Нет
Разве что в рамках
Уголовных дел
Встречается
Через четыре часа
Поутру
На ветру
С гражданином
Республики У
Который гордо
Носит бронежилет
Которого
Кстати
Тоже нет
Украли
Продали
Предали
Струсили
Алё, Смольный!
В результате встречи
Они довольны
Ходом дискуссии
Мертвы
Расчеловечены
Едут домой
В разных грузовиках
Одинаковым грузом
Улыбаются
Через несколько дней
Подъезд в венках
Выпьем с папаней
Маманей
Бутылочку вечности
Все смеются
Кланяются
Целуют в лоб
Будто бы
Заколачивают гроб
Будто бы
Бросают комья земли
От нашего стола
До вашого столу
А потом
Священной
Телепрограмме внемли
Первенство мира
По футболу
По вечерам
Целый месяц
Войны не будет
Всех
Кого надо
Утром убьют
Допытают
Прикончат
Погубят


Почтальон
Приносит в сожженный дом
Повестку
Оплатите счет за телефон
Не забудьте газ и свет
А никого уже нет

Мы ушли под бетон
Предпоследний сезон
Мы брэйкин бэд
Мы вокин дэд
Шагающие экскаваторы боли
Судьба массовки
Сдохнуть синхронно
Не выходя из роли
У каждого свое место
На поле брани
В Протоколе сказано
У нас рваные раны
В области
Мозга и сердца
Бомбоубежище
Где же еще
Волшебный подвал
Тайная дверца
За которой
Дивный прекрасный мир
Там кровь будет пить
Добрый вампир
Там поцелуются
Тухлые наци
И гнилые комми
И совершенно не страшные
Зомби
В законе
Предадут твое тело
Экосистеме
Наверное
Круто
Быть квадратиком в схеме
Презентации
Гибели человека
Как вида
Благоприятен брод
Через мертвую реку
Просто обидно

Боже
Послушай
Не покидай танк
Не снимай каску
Эта сторона бытия
При обстреле
Наиболее опасна

ШИ. ВОЙСКО

Небольшая мертвая армия
Лежит на маленьком поле
В поисках колец и раненых
По полю ползет Коля
Разорванный в клочья плоти
Боец поднимает голову
Коля? – Это же я
Твой друг
Коля
В глазах уже застывает олово
В глазах прячется жизнь
Коля живой говорит другу
Держись
Кольца звенят в кармане
Как колокола гномьей церкви
Если не будешь орать
Дотяну до наших
Верь мне
Коля мертвый не верит
Ночь зубы гнилые
Щерит
Ему ничего не светит
Коля
Послушай
Когда вернешься
Навести мою гидру
Ты с ней знаком
Они будут с моим отцом
Пилить мой прекрасный дом
Передай им мое завещание
Пусть продают
И на выход с вещами
Вот перед нами город
Столько пустых домов
Артиллерист за лесом
Фыркает
Смывает с лица
Мерцание снов
Коля живой отвечает
Я понял
Давай побыстрее
Светает
В Коле мертвом
Последнее тает
Но он очень цепко
Держит друга
Слушай, Коля,
Мой мотоцикл
Забери себя
Не отдадут
Паскуды
Возьми у меня
В кармане ключи
Коля живой шипит
Не кричи
Я понял
Будто такое степное вуду
Иглы прохлады
Вонзаются в рваное мясо
Коля
Сворачивайся
Убьют
Коля мертвый
Смеется одними щеками
Уже
Мне уже час как ясно
Послушай, Коля
Еще минуту
Я жил неплохо
Я жил как в сказке
Воровал на складе
Черную краску
Продавал барыгам
Я купил себе камри
Дернул черт
Воевать
В этой купленной армии
Я на краске
Зарабатывал больше
Что нам они
Пусть присоединяются
К Польше
Очень больно сейчас
Я умираю, да?
Гаснет утренняя звезда
Просыпается гаубица
Наверное
Такой финал никому не понравится
Но Коля-живой
Получает осколок в голову
И умирает незамедлительно
А Колю-мертвого
Еще живого
Голого
Найдут санитары
Что само по себе
Божья шара
Приедет жена
Пожилые родители
Посидят у койки
В дряхлой больнице
Повезут на камри
Через границу
Вставят в то
Что было ногами
Какие-то
Волшебные спицы
Он найдет в себе мужество
Не спиться
А совершенно трезво
Вылечиться
И не застрелиться
Над любым полем боя
До конца времен
Небо Аустерлица

У-ВАН. БЕСПОРОЧНОСТЬ

Он говорил
Воинам с черной душой
Пришедшим к нему
За тушенкой
Водкой
Будто бы
Спрятанными деньгами
Повеселиться с его женой
Я на вас до сих пор не злой
Забирайте
Что видите
И идите домой
Его били весело
Почти не топтали
Добрых людей
Если не убивают сразу
Всегда отпускают
Они отступали
В никуда
Когда пришли
Освободители
С душой такого же цвета
Как трупная вода
Его били
Как помощника
Террористов
Били идейно
Истово
Так его били родители
Шлангом
Доской
Кирпичом
Он честно ответил
Я не при чем
Из моего сада
Запускали ракету
Я видел
Как падает самолет
Его обещали убить
Но бросили
Скоро сам умрет
Падаль
А самолет
Вечно горел и падал
А в поле бессмысленно
Колосилось жито
Жизнь еще здесь
Еще к мясу пришита
Но совсем не та
До дна прожита

Знаешь
Свобода это такая штука
Где-то между сердцем и мозгом
Наверное
В районе горла
Которая позволяет дышать
Извини за повтор
Свободно
Ее не пропишешь в законах
Не проголосуешь на выборах
Это как олень
Во время погони
Замирает
И смотрит в глаза борзых
Ибо
Не храбр
Но свободен
Свобода лупит под дых
Свобода заставляет смотреть прямо
Какая бы ни была в лагере программа

Он
Смотрит
На мертвый сад
На черешню
Казненную через повешенье
На сливу
С которой обошлись совсем некрасиво
На скрученные болью
Вишневые
Деревца-подростки
Он собирает свое малое зло
В горстку
И призывает на головы мира
Огненный град
Потом
Смущаясь
Отзывает назад

ШИ-ХО. СТИСНУТЫЕ ЗУБЫ

Он сошел с ума
В два тридцать утра
За полтора часа
До рассвета
Он сражался
За разум
Как лев
Но накрыла тьма
Разом
Пришедшая
Из интернета
Он сковал себе ноги
Чтобы не убежать
От ужаса
Своей ненадежной
Крепости
На бедре
Скальпелем
Вырезал слово
Ад
Удивился
Нелепости
Слов как таковых
Срезал с себя мышцы
Купался в крови
Успокоился
Будто снял лишнее
Демисезонное тело
Лето
Жара
Жить надо смело
Одними глазами
Вывернутыми внутрь
В темноту

Рабы привыкают к кнуту
Сначала больно
Потом хорошо
Потом все равно
Приедается даже ненависть
Сколько вам надо трупов
Чтобы съесть
Всю свою верность
Хозяйке Смертности?

Доктор говорит
Что его спасла
Ванна
Его собственной крови
Неестественная
Но живая среда
Надеюсь
Голубчик
Что Вы никогда
Да что Вы
Никогда более
Доктор вопросительно
Поднимает брови
Приходится говорить
Лишнее
Да
Жить хорошо
Очень
Мозг светел
Фантомное тело
Сводит от боли
Впрочем
Морфий

СИ-КАНЬ. ПОВТОРНАЯ ОПАСНОСТЬ

Бездна не яма
Брат
Ее не наполнишь
Телами солдат
Деньгами
Новой и списанной
Военной техникой
Перевернутым небом
Выбитыми мозгами
Детским смехом
Детским плачем
Палача резвостью
Наведи резкость
Загляни в бездну
Спроси себя честно
Если это непостижимо
Может быть
Сесть недвижимо
У края мира
И ждать
Что пробегающий мимо
Урод
В спину толкнет
Или Бог
Эту дыру в мире
Залатает
Заклеит
Тут
Брат
Кто во что верит

Я выйду на одиночный пикет
В своем глупом городе
С твоей фотографией
Ты выйдешь на одиночный пикет
В своем страшном городе
С фотографией друга
Из милого города
В сонной какой-то
Допустим
Словакии
Он выйдет с портретом
Девчонки из Токио
Мы социальная сеть
Глупые
Пацифисты
Убогие
Люди без признаков
Патриотизма
Здравого смысла
С симптомами
Социального аутизма
С улыбкой
Против
Ебаной вашей харизмы
Не влезающей
В экран телевизора
Даже чавкающей
Словом Враг

Рассказывал просто
Завели их в овраг
Собрали мобилки
У кого были -
Деньги и часы
Передай мне еще колбасы
Можешь своей вилкой
Знал бы ты
Как хотелось там
Просто вот так
Посидеть с другом
В старом круге
Не волнуйся
Там
С каждым днем будет
Тише
Ну а ты как?
Всё стихи свои пишешь?

МЫН. НЕДОРАЗВИТОСТЬ
Бездна не яма
Брат
Ее не наполнишь
Телами солдат
Деньгами
Новой и списанной
Военной техникой
Перевернутым небом
Выбитыми мозгами
Детским смехом
Детским плачем
Палача резвостью
Наведи резкость
Загляни в бездну
Спроси себя честно
Если это непостижимо
Может быть
Сесть недвижимо
У края мира
И ждать
Что пробегающий мимо
Урод
В спину толкнет
Или Бог
Эту дыру в мире
Залатает
Заклеит
Тут
Брат
Кто во что верит

Я выйду на одиночный пикет
В своем глупом городе
С твоей фотографией
Ты выйдешь на одиночный пикет
В своем страшном городе
С фотографией друга
Из милого города
В сонной какой-то
Допустим
Словакии
Он выйдет с портретом
Девчонки из Токио
Мы социальная сеть
Глупые
Пацифисты
Убогие
Люди без признаков
Патриотизма
Здравого смысла
С симптомами
Социального аутизма
С улыбкой
Против
Ебаной вашей харизмы
Не влезающей
В экран телевизора
Даже чавкающей
Словом Враг

Рассказывал просто
Завели их в овраг
Собрали мобилки
У кого были -
Деньги и часы
Передай мне еще колбасы
Можешь своей вилкой
Знал бы ты
Как хотелось там
Просто вот так
Посидеть с другом
В старом круге
Не волнуйся
Там
С каждым днем будет
Тише
Ну а ты как?
Всё стихи свои пишешь?

ДА-Ю. ОБЛАДАНИЕ ВЕЛИКИМ

Можно забрать все
Можно забрать деньги
Заблокировать счет
Провести обыск
Запретить мясо
В пользу воюющей армии
Можно забрать землю
Вам два часа на сборы
Только личные вещи
Фильтрационный лагерь
Можно забрать небо
Чтобы только от звука
Падать в любую канаву
Как учил военрук
Ногами к атомной бомбе
Можно забрать любовь
Все
Не пиши мне больше
Если не видишь
Что мы
Безусловно
Правы
Можно забрать Бога
Делить его
На батальоны
Посадить его в клетку
И заковать в границы
Можно забрать жизнь
Выстрелить в затылок
Остановить фуру
С лекарствами
Перекрыть воду
Нельзя забрать голос
Крик
Хриплый стон
Тихий шепот
Остановитесь суки
Мама я умираю
Как же я люблю тебя

В школе
Они сделали камеру
Смертников
В раздевалке для мальчиков
Он развлекался
Чтением
Записей
Про прелести семиклассниц
Наскальная живопись
Юности
Потом ему вынули
Ложкой
Глаза
Но он уже все успел прочитать
Про Ленку
Про Юльку
Про биологичку
Евгению Павловну

ЭПИЛОГ.
ЦЯНЬ. ТВОРЧЕСТВО

Когда все предлагают
Строить стену
Строй сцену
Когда в небе
Демон-Дракон
Рисуй
Своего
Белого Единорога
Он не спасет
Он успокоит
Все не умрут
Мир устоит
Меня это устроит
Мертвого
Или живого
Дракон приземлится
Расплачется
Рассыплется в прах
Новые цветы
На старых кустах
Новые кресты
На прежних местах
Все течет
Но
Ничего не меняется
Писец
Улыбается
Кланяется
Время слова
Кончается.
Обожралась политикой до тошноты. Друзей вКонтакте, что ли, почистить?*задумчиво*
Так ведь жалко: люди-то хорошие...  Жаль, пишут фигню всякую. А вслед за ними и я пишу. Эдак мы скоро все попереругаемся, а оно мне надо?
Или завести новую страничку?  Фотографии туда сбрасывать... вот сегодня, к примеру, гуляли в старом дендропарке, нашли гнездо жуков-оленей - штук 30 в одном месте. Здоровенные! Цветы, опять же. Дача. Стихи - нет-нет, не мои, я конечно, пидараска, но не до такой же степени! подобными вещами не занимаюсь. Кенжеева, например. Гумилёва. Тарковского... Хвастаться бесстыдно, что сессию сдаю на пятёрки, что с каждым годом мы становимся друг другу родней и дороже, что варенье клубничное пахнет на всю квартиру, что мне опять надарили кучу старых книг... Зачем мне эта политика и выяснения, чей президент гаже? Я ведь на самом деле от этого ужасно устаю - и в первую очередь оттого, что не могу ничем помочь тем, кому необходима эта помощь...
Ах да. Ещё о приколах моего любимого городка.
Блуждали сегодня на задворках цивилизации: улицы Пушкина, Белинского... ну вот да: русские классики у нас отчего-то на задворках. Улица Лермонтова, к примеру, вообще в одном из самых мрачных и криминальных районов находится, но речь сейчас не о ней. А о том, что улица Пушкина - это такой милый тихий район, частный сектор, с одной стороны домики, с другой - лес. И там, на этой улице, всё очень ухоженное, красивое, чистенькое. Цветочки, то-сё. Мусора ну вот вообще нету!
И посередь этого великолепия кто-то от души изумлённо написал белой краской на заботе - "ХУЛЕ ТАК ЧИСТО?"
Гость города какой-то, я считаю. Наши вроде уж давно привыкли, что в целом в СтО чисто. Вопросов подобных не задают.
Оригинал взят у ross_grifon в Русский мир Запорожья | А теперь они вас будут убивать. Письмо донецкому другу
http://rusmirzp.com/2014/05/06/category/society/52811


Написал этот текст две недели назад. Раз пять заносил руку — опубликовать. Но останавливался… А вдруг ошибаюсь? А вдруг обойдется? Не обошлось.
Read more...Collapse )

Теперь от себя лично.

В 1988 году я первый (и последний) раз была в Прибалтике. Возле какого-то красивейшего костёла женщина с фанатичным блеском в глазах продавала газетки, в которых описывались зверства русских оккупантов и радужные перспективы житься прибалтов в свободной Европе.
Я купила эту газетку за 2 с половиной рубля (газетка была на русском). И произнесла вслух бессмертное киплинговское: "Вы хотели свободы - и она ваша. Ешьте же её, о волки!"
Женщину слегка передёрнуло, но ругаться с группой русских студентов-туристов она не стала. Просто отвернулась. Мои однокурсники подняли меня на смех, когда я сказала, что наступит время, и в Прибалтику мы будем ездить по визам, как за границу, а гордые свободолюбивые прибалты вначале выгонят оттуда всех русских, а после, когда выяснится, что работать - вдруг - стало некому и негде, сами поедут на заработки в Европу, а в своей нищете будут винить тех же самых русских. Учительница смеялась тоже - но не зло: нам было тогда по 16 лет. Кто в здравом уме серьёзно отнесётся к словам несовершеннолетней девочки?! У нас и к словам взрослых женщин как-то не принято относиться серьёзно. Ну, и я перестала пророчествовать.)))
Потом было отделение Украины... и уже не однокурсникам, а семье я говорила приблизительно то же самое, конкретно утверждая: на сей раз причиной национальных бедствий и разборок будут не все украинцы вообще, а те, кого мы называем западенцами (это наш местный диалект). Но итог будет, в общем, тем же - и хорошо ещё, если дело не кончится гражданской войной и еврейскими погромами. В тот раз меня подняли на смех мать, отец и дед - старый убеждённый коммунист-бессребренник.
В последний раз я подняла откровенную панику полгода назад, с началом последнего майдана. Едва ли не ежедневно отправляя письма друзьям в Харьков и Мариуполь: бегите, пока не поздно, бегите, у вас дети!!! Теперь надо мной смеялись друзья... "Ты бы боялась вашего президента с его дурацкими, ограничивающими законами" - говорили они. "Ты бы лучше переезжала к нам: у нас всё дёшево и хорошо относятся к русским" - говорили они. "Мы свободные граждане свободной страны, мы можем выступать за свою свободу и требовать отставки правительства!" - говорили они.
Один из них вместе с женой и сыном перебрался в Россию полторы недели назад. Без вещей и денег. В последний вагон вскочил, буквально: у него российское гражданство, у жены и сына - украинское. А на улицах их города уже впрямую ловили "сепаратистов" - тех мужчин, у которых были российские паспорта... Другие пока сидят. Я считаю - зря... там у меня осталась подруга - мать-одиночка с сыном-пятиклассником. Вояки из них никудышние, а попасть под раздачу могут. Опять же, впереди очень, очень возможен голод...
Но вот что я имею сказать. То, что на Украине сейчас - цветочки. Будут ещё разборки за Киев. Западенцы не пожелают отдавать кому бы то ни было Киев, который они на неведомых основаниях считают принадлежащим ИМ по праву... Будет ещё очень и очень плохо. В общем, вы тоже можете смеяться. Время ещё есть...
P.S. Ту прибалтийскую газетку у меня украли уже на следующий день. Кто-то из тех, кто смеялся. Больше ведь было некому: в вагоне туристического поезда ехала только наша группа. И учительница. Наверное, как сувенир... я не думаю, что они до сих пор помнят про этот наш разговор и мои пророчества в 1988 году... Забыли, наверное, сразу: кому интересно то, что говорят женщины? Тем более - 16-летние девчонки.)))
С подачи Фацелии заглянула на Кавиком. Изумилась: там какого-то МарьВанну принимают за меня. Люди, вы в уме?!
СообЧаю: у меня всё отлично в работе и жизни личной. А ещё я посеяла газон и сшила себе пару юбок "в пол". И приобрела бензопилу. Счастье - ЕСТЬ!!!

Убит, но еще опасен

Оригинал взят у ross_grifon в Убит, но еще опасен
Оригинал взят у poltora_bobra в Убит, но еще опасен
 И снова покушения на юного коммуниста Павлика Морозова
В ПЕРВЫЙ раз Павла Морозова убили в 1932 году, во второй — в конце восьмидесятых. Продолжают убивать и сейчас. Мы помним, как это началось. Еще была у власти КПСС, не палили из танков по Верховному Совету, но из вражеских батарей уже начали стрелять по тем, кто прочно вошел в душу советского народа, стал его нравственной и идейной опорой. Обыватель, радуясь «гласности», с гаденьким любопытством вчитывался в статьи, ниспровергавшие прежних кумиров, не понимая, что приходит конец его устроенной жизни, что очень скоро он пойдет выпрашивать у властей хлеба, зарплаты, медицинской помощи.
У советского народа была своя вера и свои святцы. Но те, кто ненавидел Советскую власть, уже в восьмидесятых делали все, чтобы эту веру подорвать, а святцы подменить. К сожалению, многие, кто внимал басням о «перестройке» и «социализме с человеческим лицом», барахтаясь в мутных волнах разоблачений, не могли осознать, что стрельба по идейным опорам советского народа означает только одно — конец власти народа, грядет власть другая, и лицо у нее — звериное. Однако те, кто умел думать, у кого от боли сжималось сердце, прекрасно понимали, что происходит.
А происходило вот что. У народа, первым в мире совершившего Великую пролетарскую революцию, вознамерились отобрать ее завоевания, вот и сбрасывали с пьедесталов Ленина, Дзержинского, героев Гражданской войны. У народа, который, надрываясь, в невиданно короткие сроки превратил отсталую сельскохозяйственную страну в индустриальную, построил сотни новых заводов, фабрик, электростанций, надо было отнять его собственность, поэтому ниспровергали тех, кто эту собственность создавал: Стаханова, других героев труда. У народа, победившего в самой страшной, опустошительной войне, задумали отнять плоды этой победы — значит, надо было обрушить потоки лжи и клеветы на Зою Космодемьянскую, подвергнуть сомнению подвиг молодогвардейцев.
Ну а Павлик-то Морозов чем виноват? Он не был революционером, не скакал с шашкой в красной коннице, не участвовал в коллективизации. Он погиб, не успев стать ни рабочим, ни солдатом. Почему же имя Павел Морозов стало самым ненавистным для врагов социализма, за что демократы называют мальчишку предателем, стукачом, христопродавцем?
ЗА ВСЮ историю человечества, с древности до наших дней, ни в одной стране мира никто не позволял себе бросать камни в мертвого ребенка. Злодеяние это совершилось только у нас — в конце ХХ века. Потому что Павел Морозов и есть сам народ, поверивший в идеалы добра и справедливости. Народ восстал против царя-батюшки, пошел против своего отца и Павел. Народ погибал в нищете, мечтал из нее выбраться, и Павел тоже. Народ боролся за свою власть, и мальчишку, который поднял голос против социального неравенства и воровства, односельчане назвали Пашкой-коммунистом. Вот за это его и ненавидят «демократы». Как ненавидят в лице Павлика Морозова весь русский народ — носителя «красной заразы». Народ этот надо было идейно разоружить, уничтожить, заставить переродиться... а для этого — оклеветать его кровинку — простого крестьянского паренька. Вот и сделали Павлика Морозова предателем, имя которого стало постыдным, почти ругательным.
Недавно читатели «Советской России» увидели перепечатанное из «Столичной» газеты изображение юного красавца с галстуком. Но это не Павлик Морозов, а выдумка художника! У мамы пионера, Татьяны Семеновны, не было денег, чтобы сфотографировать сына. Его портрета не существует вообще. Сохранился лишь единственный снимок Павлика — ученика второго класса, где мальца в огромном картузе, кем-то подаренном ему на бедность, с трудом можно разглядеть среди других второклассников.

Павел никогда не носил галстука, не ходил под барабанный бой с красным знаменем — их тоже не на что было купить. Но пионером он стал, хотя недруги утверждают, что никакой пионерской организации в Герасимовке не существовало. Спросите учительницу Зою Александровну Кабину — она еще жива, я не раз беседовала с ней в Ленинграде — и старая женщина подтвердит, что именно она создала первый в деревне пионерский отряд, который и возглавил Павел Морозов.
Пионерию великой Страны Советов надо было упразднить, вот и понеслось отовсюду: «Павел Морозов не герой, а стукач. Дети должны быть вне политики! Долой страну, где один за всех и все за одного! Обогащайтесь, гребите к себе, и вы попадете в рай! Старые мифы — на свалку истории. Мы дадим вам новые святцы, где вместо павших за правое дело запишем погибших за доллары!»
Не было, наверное, в прошедшие пятнадцать лет ни одной «демократической» газеты, ни одного телекомментатора или диктора, которые бы ни пнули погибшего ребенка. Откуда только бралась эта патологическая злоба? Но продажной журналистской братии, предавшей свой народ, надо было пробиться к кормушке будущих хозяев, вот они и отрабатывали политический заказ. Холопы, во всем угождающие барину, которые жадно подбирают куски с его стола, всегда испытывают дикую злобу к народу, который этого барина ненавидит.
В это самое время в редакцию и пришло письмо от родного брата Павлика — Алексея Трофимовича Морозова. Десять лет провел он в лагерях по вымышленному обвинению, сполна хлебнул лиха, и вот снова издевательства: куда ни пойдет — пальцем показывают: «Смотрите, вот брат доносчика!» Хотел пенсионер подать в суд на клеветников, но не было ни денег, ни сил судиться, обращался в редакции, где срамили его брата, никто даже не ответил.
«Слава Богу, — писал Алексей Морозов, — мама наша, страдалица, умерла, не узнав позора. Вы только представьте ее жизнь, она, как Россия, все испытала и вынесла: двух сыновей зарезали, третий, Роман, с войны вернулся инвалидом, недолго пожил, четвертого, меня то есть, врагом народа объявили — потом, правда, реабилитировали... И вот теперь еще одного предателя в нашей семье нашли. Редактор «Огонька» Коротич на радиостанции «Свобода» заявил, что брат мой — сукин сын, значит, и мать моя... Юрий Израйлевич Альперович-Дружников к нам в семью втерся, чаи с мамой распивал, все нам сочувствовал, а потом издал в Лондоне мерзкую книжку — сгусток такой отвратительной лжи и клеветы, что, прочитав ее, получил я второй инфаркт. Заболела и З.А. Кабина, все хотела в международный суд на автора подать, да где ей — Альперович живет в Техасе и посмеивается — попробуй достань его, учительской пенсии не хватит.
Главы из книги «Вознесение Павлика Морозова» этого писаки растиражировали многие газеты и журналы, никто моих протестов во внимание не принимает, правда о брате никому не нужна... Видно, одно мне осталось — облить себя бензином, и дело с концом!»
Тогда, 15 лет назад, отчаянное письмо Алексея Морозова меня потрясло, а сердце сжалось от дурного предчувствия: над нашим народом и страной нависла страшная опасность. Если все средства массовой информации бьют по ребенку из народа и при этом плачут о царевиче Алексее — значит, к нам пришла беда. Не знаю, как это объяснить, но, когда в 1988 году началась эта оголтелая кампания против Павки-коммуниста, я почувствовала угрозу и лично для себя, для своих близких. Предчувствие меня не обмануло: после гибели власти коммунистов простой человек начисто лишился всех своих прав. Он оболган, унижен и беззащитен, как Павел Морозов.
ЧТО ЖЕ на самом деле произошло в глухой уральской деревушке? Я в течение двух лет смогла найти почти всех, кто знал Павлика, родных, друзей, одноклассников, даже следователя, который расследовал гибель детей, и народного заседателя, которая присутствовала на процессе. В Прокуратуре СССР мне дали из архива КГБ дело № 374 об убийстве братьев Морозовых. Из всех этих источников я узнала главное: пионер никогда стукачом не был, на своего отца в ОГПУ не доносил.
Трофим Морозов бросил жену и четверых детей, женился на молодой. От голодной смерти семью спасли Татьяна Семеновна и ее старшенький, в десять лет Павел остался за хозяина. Некоторые сейчас считают: сын просто отомстил отцу за предательство семьи. Нет, ненависть Павла к отцу имела и другие, более глубокие причины. Трофим не только предал своих сыновей, но и односельчан. Кстати, кулаком, как почему-то закрепилось в общественном сознании, Трофим никогда не был. Совсем наоборот — представителем местной власти — председателем поселкового Совета. И вот что интересно: именно Трофим решал, кому какие платить налоги. Богатые должны были выполнять твердое задание, чего они делать не хотели, и Трофим их покрывал. После Первой мировой и Гражданской войн в Герасимовке было много вдов, сирот и калек. И Павлик на общегражданских собраниях, где размеры налогов обсуждались жителями деревни (вот она, настоящая демократия, не правда ли?), выступал за то, чтобы, как теперь говорят, малообеспеченные платили поменьше или не платили налоги совсем. Все, кто знал Павла, говорят: он был защитником бедных. Истинным. Не таким, как Райков или Жириновский, которые только перед выборами узнали, что в стране есть бедняки. Раньше они с высоты своего думского величия их в упор не видели или принимали законы против этих бедняков.
Однако самое страшное заключалось в том, что отец Павла, используя служебное положение, снабжал справками (считай: паспортными документами) бандитов, лесных братьев, которые грабили крестьян, а из зеленки стреляли в красноармейцев. Жить в Герасимовке было опасно. Не случайно, когда молоденькая учительница Зоя Кабина приехала в деревню, ей первым делом дали берданку и научили, как с ней обращаться.
Когда Трофима из председателей прогнали, выбрали бедняка (он был женат на тетке Павла, и мальчишка любил этого человека, как родного отца), Трофима же поставили заведовать лавкой, где он залез в государственный карман. Но к ответственности его привлекли не за это. Его отдали под суд вместе с пятью другими председателями поселковых Советов, которые тоже помогали беглым уголовникам и недобитым членам кулацко-эсеровских банд пристраиваться с помощью фальшивых документов на заводы и стройки страны, скрываясь таким образом от правосудия.
На суде Татьяна Семеновна и Павел подтвердили, что видели, как Трофим брал за поддельные справки деньги, водку и мясо. В то время существовал закон, по которому родственники подсудимого должны были говорить на процессе только правду, иначе они сами могли быть подвергнуты судебному преследованию. Думаю, Павлик не только не мог, но и не захотел промолчать на суде, искренне считал Трофима виновным. Интересно, кто бы сейчас одобрил продажу боевикам оружия или паспортов?! Так в чем же вина пионера, за что пригвоздили его к позорному столбу?
Изучив все факты уголовного дела № 374 и воспоминания всех знавших пионера, работник Прокуратуры СССР, советник юстиции первого класса Игорь Титов и я сделали сообщение на Бюро Центрального Совета пионерской организации, где обсуждались статьи о Павлике Морозове, опубликованные в печати. Все члены Бюро пришли к заключению: пионер доносчиком не был, боролся в открытую. С тех пор я много писала о трагедии в Герасимовке в патриотических изданиях, пригласили даже на Первый канал ТВ, дали сказать два слова. Но, видимо, «братья» по перу никого, кроме себя, не слышат, во всяком случае ни один из них не опроверг ни одного моего слова, ни единого факта. Как заезженная пластинка, они продолжают скрипеть: «Стукач, стукач, стукач...». И я поняла: на самом деле Павлик никого не интересует. Даже то, что подросток и его шестилетний брат были зверски зарезаны, никого из «обличителей» не волновало. Глубоко было наплевать «гуманистам» и на чувства его родных и близких. Ну еще какой-то старик обольет себя бензином, полезет в петлю или загнется от инфаркта, мало ли их вешается, стреляется или бросается под поезд?!
МОГУТ спросить: если пионер на отца не доносил, за что же тогда его убили? Убеждена: за землю! Не удивляйтесь, за нее, кормилицу! Нам трудно понять те далекие времена, мы еще не дрались за свой надел как источник существования. Но все впереди: кормилица наша опять — в частных руках, и мы не раз еще вспомним Павлика Морозова!
Когда Трофима посадили, дед Сергей захотел вернуть себе надел, который отдал старшему сыну в год его женитьбы, и выгнать из дома разведенную невестку. Такое в России не раз бывало, при царе женщина вообще никакого права на землю не имела. Советская власть в деревне еще не устоялась, крестьяне жили по старым понятиям. Так что Павлик не только боролся за свой клочок земли, но прежде всего за свою маму. Мог ли он допустить, чтобы стала она бездомной бродяжкой?! Но и собственный надел тоже имел значение. Мальчишка, уже глотнувший воздуха свободы, пионер, не хотел идти со своими братьями в работники к деду и двоюродному брату Даниле. Это обязательно бы случилось, если бы Сергей Морозов и Данила завладели землей Павлика, а он отчаянно сопротивлялся. И родственники решили его убить...
Из материалов уголовного дела № 374:
«...Морозов Павел лежал от дороги на расстоянии десяти метров, головой в восточную сторону. На голове надет красный мешок. Павлу был нанесен смертельный удар в брюхо. Второй удар нанесен в грудь, около сердца, под каковым находились рассыпанные ягоды клюквы... Цвет волос — русый, лицо белое, глаза голубые открыты... В ногах две березы... В пятнадцати метрах от Павла лежал шестилетний Федя... В последнее мгновение Павел пытался спасти малыша, крикнул ему: «Беги!», и, безоружный, пошел на врага: правая ладонь мальчишки почти пополам разрезана ножом...».
На заре Советской власти пионер погиб как герой. «За землю, за волю, за лучшую долю»... Именно поэтому памятник ему на Краснопресненском бульваре В Москве, что напротив Белого дома, был в 1991 году сброшен с пьедестала и разбит озверелой толпой «демократов» во главе с Ельциным. В девяносто третьем здесь погибали наши современники, пытаясь спасти власть Советов. Но я убеждена: можно затоптать цветы на могиле павших, снести памятники, создать антигероя из мученика, но светлый образ юного коммуниста все равно останется незапятнанным. Потому что его образ народен, он отвечает идеалам именно трудового человека. Он один из нас. Придет время (уже пришло!), и Пашка-коммунист воскреснет. Коммунист настоящий, не выродившийся, не предавший свой народ. Именно поэтому Павел Морозов так опасен для «демократов»: они боятся, что миллионы Павликов смело возвысят свои голоса против несправедливости и насилия, встанут на защиту обездоленных.
«Вихри враждебные веют над нами, темные силы нас злобно гнетут, в бой роковой мы вступили с врагами, нас еще судьбы безвестные ждут»... Да, любой из наших детей при антинародной власти может быть, как Павлик, предан позору и поруганию, стать притчей во языцех, превратиться в клеймо, которым метят самых презренных людей. Не дай Бог никому такой судьбы...
Скоро выборы. Будет ли у нас власть народа или ее снова возьмут воры и подонки?! Захватят ли землю богачи или кормилицу вернут нам? Станет ли трудовой человек героем или его продолжат втаптывать в грязь? Оденут ли красным, которые одни говорят людям правду, красный мешок на голову, чтобы заставить молчать? Все зависит только от нас... Полуграмотный мальчик из глухомани сделал свой выбор в очень тяжелое, неустоявшееся время, вступился за обездоленных. На его руках было четверо голодных ртов, а вокруг так много ненависти и злобы. Но он не побоялся. Сделаем свой выборы и мы...

(С) Ратник
Оригинал взят у melanhton в Перепост. Мужчины, вы правда считаете, что каждый из вас - золотая медаль?
Оригинал взят у cat_gekata в Мужчины, вы правда считаете, что каждый из вас - золотая медаль?
Оригинал взят у kusachie_zubki в Я бы хотела сказать...
В рамках "Выбери женщину" пропиарию весьма дельный пост:
Оригинал взят у ledagarina в Я бы хотела сказать...
"Некоторые неправильно сомневаются"
Аукцион

Как только в сети появляется что-либо, включающее слово "феминизм", будь то плакат, выставка или статья, обязательно находятся желающие сказать, что феминизм - отстой. Выглядит это примерно так.

"Любая статья"
Комментарий:
Эти феминистки, толстые несчастные женщины, которых никто не берёт замуж, психопатки, озверели совсем.

Обращаю Ваше внимание на то, что так выглядит КАЖДЫЙ коммент. Если только на ресурсе не стоит фильтр от троллей.
Так вот.
Дальше - пост для сексистов, мачистов и троллейCollapse )

Брешуть, чи не?

Пронёсся слух, что беглый Янукович внезапно и ОЧЕНЬ вовремя умер нынче ночью. От сердечного приступа.
Кто шо знает за этот базар, громадяне?